Небо, король, самолет

Что российский "Суперджет" трое суток делал в Бахрейне и зачем король Хамад бен Иса Аль Халифа поднялся в кабину пилотов? Как врачуют "детские болезни" российского SSJ100 и для чего на крыльях придумали "законцовки"? Чем будут отличаться новые версии этого самолета, работа над которыми уже идет? На эти и другие вопросы спецкоров "РГ" ответил президент компании "Гражданские самолеты Сухого" Александр Рубцов.

Международный авиасалон в Бахрейне "BIAS-2018"


Российский "Суперджет" на смотрины в Бахрейн привел экипаж под руководством первого пилота Алексея Богданова. Фото: Александр Емельяненков/ РГ



Участников и гостей авиасалона BIAS-2018 у трапа и на борту российского SSJ встречали второй пилот Валерий Лебедев, бортпроводницы Наталья Артемова, Елена Азорина и представители авиакомпании "Ямал". Фото: Ренат Закиев/ РГ

Александр Иванович, зачем наш "Суперджет" решили показать на авиасалоне в Бахрейне?

Александр Рубцов: Мы сделали это по просьбе нескольких авиакомпаний, которых интересует именно такой региональный самолет в двухклассной компоновке.

Авиакомпании, работающие в этом регионе, придают особое внимание комфорту пассажиров. Для них важно, чтобы были большие багажные отсеки и полки, большое пространство для ног, удобные кресла, туалеты и т.д. Особенность "Суперджета" в том, что он имеет в сечении фюзеляжа самый большой размер среди самолетов своего класса. Что дает возможность использовать это пространство и предложить комфортные условия для размещения пассажиров.

С кем из потенциальных клиентов удалось предметно пообщаться?

Александр Рубцов: Были встречи и переговоры с представителями Саудовской Аравии, Бахрейна, Ливана и ряда других стран. Подписали двухсторонний документ в отношении самолетов SSJ100 с компанией Alexcina LLC, которая базируется в Дубае и специализируется на чартерных перевозках. Речь идет о перспективах поставки до двенадцати таких самолетов для эксплуатации в регионе Ближнего и Среднего Востока. Конфигурацию воздушных судов, сроки поставки и другие детали будем уточнять в ходе дальнейших переговоров.

Еще одно соглашение "Гражданские самолеты Сухого" подписали с инвестгруппой Capital Impact. И тут предмет нашего сотрудничества - продвижение российской авиатехники в страны Персидского залива.

В один из дней выставки на борт российского SSJ100 поднялся король Бахрейна Хамад бен Иса Аль Халифа. Этот знак особого внимания о чем говорит?

Александр Рубцов: Как минимум о том, что и Бахрейн, и другие страны региона нуждаются в современных самолетах всех типов. Тут крупные заказчики вообще, а по широкофюзеляжным самолетам - в особенности. Например, компания Emirates - ключевой заказчик А-380, половину всех выпущенных аэробусов приобретают именно они. "Три семерки", то есть Боинг-777 - здесь тоже очень популярен. А еще так называемый однопроходный самолет, узкофюзеляжный - типа Боинг-737, А-320. Поэтому и мы в этот сегмент рынка со своим новым среднемагистральным МС-21 входим.

Ближнемагистральный SSJ100 тоже предлагаем, учитывая, что региональные перевозки здесь начинают активно развиваться. До этого был в основном флот размерностью более 150 кресел. Но сейчас мы видим ярко выраженный и растущий интерес к региональным машинам. Рынок здесь есть, но он очень непростой. Непростой для двигателя - жара, песок. Очень важны размеры багажных отсеков.

Король Бахрейна поднялся на борт российского Sukhoi Superjet 100


Король Бахрейна Хамад бен Иса Аль Халифа и президент ГСС Александр Рубцов говорили на одном языке. Фото: Ренат Закиев/ РГ

О конкретных цифрах можно говорить? Сколько самолетов, в какой перспективе?

Александр Рубцов: У нас есть понимание, что емкость рынка стран Ближнего и Среднего Востока в региональном сегменте - 150-200 самолетов. И мы хотели бы сюда войти со своим продуктом. Поэтому и представили на выставке SSJ100.

А сохраняется ли перспектива поставок "Суперджета" в Иран, о чем была предварительная договоренность?

Александр Рубцов: Самолет SSJ100 в нынешней конфигурации, который мы сейчас серийно производим, в Иран поставлять не сможем. В нем слишком много американских компонентов, которые США в таком объеме запретили поставлять в Иран.

Базовый вариант укороченного SSJ рассчитан на 75-85 кресел, при определенных условиях его можно увеличить за счет вставок до 100-105 кресел

Что в перспективе? Готовим другую версию "Суперджета", где будут преобладать российские комплектующие: электроника, гидравлика, авионика, весь интерьер. А кроме того, вспомогательная силовая установка, колеса, тормоза, шасси - тоже будут наши.

Как идет работа по созданию укороченной версии SSJ - на 75 мест?

Александр Рубцов: Эта машина планируется чуть меньше размером и будет готова в 2022-2023 году, а дальше жизнь покажет. Если она вызовет интерес, мы, естественно, будем ее предлагать на подобного рода рынки. Но пока она в стадии разработки.

Какой двигатель будет на укороченном варианте "Суперджета" - российско-французский SaM-146?

Александр Рубцов: Пока, в рабочей версии, предусмотрено, что будет стоять SaM-146. Но мы уже выдали техническое задание и запрос на коммерческое предложение от ОДК - Объединенной двигателестроительной корпорации - на разработку нового двигателя для перспективного регионального самолета. Мы для себя называем его 75-местным, хотя на самом деле он чуть больше. Новая машина планируется как семейство. Базовый вариант рассчитан на 75-85 кресел, который при определенных возможностях - за счет вставок - можно увеличить до 100-105 кресел.

А с какой целью будут устанавливаться законцовки крыла?

Александр Рубцов: Законцовки крыла мы будем внедрять в серийное производство на все машины ориентировочно с 2020 года. Делали это специально для аэродромов с укороченной полосой и с посадкой в так называемых стесненных условиях, где требуется крутой угол снижения. Например, в гористой местности или в условиях большого города с высотными строениями. Законцовки решают две проблемы: улучшают взлетно-посадочные характеристики за счет увеличения аэродинамических качеств крыла. И второе - снижают расход топлива. Результаты испытаний мы получили. Эффект - снижение скорости захода на посадку почти на 20 километров в час. А значит, укорачивается и полоса, которая нужна для безопасной посадки самолета. Мы также получаем сокращение на 3,5-4 процента расхода топлива. И самое существенное для наших клиентов, например, мексиканских, использующих высокогорные аэродромы, - улучшение аэродинамических качеств крыла дает возможность летать с большей коммерческой нагрузкой - примерно на 1,5 тонны.


В обратную дорогу наш самолет готовили вслед за искрометным выступлением пилотажных групп. Фото: Александр Емельяненков/ РГ

Какое участие в этом принимает российская наука?

Александр Рубцов: Постоянно идет работа с ЦАГИ, там "прокачивается" ресурс нашего планера. Мы работаем с ВИАМ - известным центром по разработке авиационных материалов. Подключили их к решению проблем коррозионной стойкости наших самолетов. По ЦАГИ - это, как уже сказал, ресурсы наших планеров и их элементов. Специалисты в Жуковском анализируют и дают нам рекомендации по улучшению конструкции в тех местах, которые вызывают вопросы. С ними проводятся ежемесячные встречи. Такие программы есть и по новым, еще только разрабатываемым машинам, и по тем, что уже в серийном производстве или на испытаниях, как МС-21.

А разработчики начинки? Вы сказали, что есть проблемы перехода на собственные комплектующие…

Александр Рубцов: Мы работаем со многими предприятиями "Ростеха". В первую очередь это КРЭТ, где занимаются радиоэлектронным оснащением, "Технодинамика", работаем с Центром комплексирования ОАК, компаниями "Наука", "Аэросила"… Надеемся, что новый самолет процентов на 80, а может, и на 90 процентов будет состоять из российских комплектующих и материалов.

Планы впечатляют. А что сегодня? Какие отзывы от российских авиаперевозчиков, использующих "Суперджет"? Была информация, что у компании "Якутия" возникли проблемы с SSJ…

Александр Рубцов: Всякая авиакомпания, в том числе и наши клиенты в "Якутии", когда покупают самолеты или берут их в лизинг, должны думать о том, что есть плановые и неплановые ремонты двигателей. Соответственно, нужно думать о том, чтобы закупать или арендовать для таких случаев двигатели запасные. Или вступать в пульное соглашение по запасным двигателям. В "Якутии", к сожалению, об этом своевременно не позаботились. Когда пришло время отправлять двигатели в ремонт, а это случилось в разгар летнего сезона, у них не оказалось запасных и не было подписано никаких сервисных соглашений. Поэтому и возникли проблемы - из-за отсутствия моторов простаивали в летний сезон несколько самолетов.

Вы как-то смогли пойти им навстречу? Или такая ситуация не единичная?

Александр Рубцов: Она характерна, главным образом, для небольших авиакомпаний, которые покупают по пять-шесть и более самолетов. Видимо, из-за собственных соображений экономии не покупали или не арендовали запасные двигатели.

А в итоге несли убытки?

Александр Рубцов: Выходит, так. Поэтому ОДК вместе с нами приняла решение о том, чтобы максимально увеличить предложения двигателей на арендных и прочих условиях для всех эксплуатантов. Мы в том числе вынуждены были снять двигатели с наших самолетов серийного производства - буквально с конвейера - и предложить их в пул эксплуатантов, потому что ситуация действительно сложилась непростая. Такие решения, поддержанные нашими акционерами, были приняты минувшим летом - чтобы перераспределить парк имеющихся двигателей в первую очередь на поддержку эксплуатантов.

А что делается для улучшения послепродажного обслуживания SSJ? Удалось ли, как было обещано, удвоить объем склада запасных частей?

Александр Рубцов: Всего за год работы той команды, что я возглавил, предприняты достаточно большие усилия к тому, чтобы качественно поменять послепродажный сервис. Компанией "ГСС" закуплено дополнительно запасных частей на 3 миллиарда рублей. Провели модернизацию центрального склада в Жуковском: сейчас он компьютеризирован и полностью механизирован. Иными словами, оптимизировали снабжение запасными частями. Одновременно с этим запустили большую работу по сервисным бюллетеням. И под это заказали оборудование для модернизации самолетов в рамках сервисных бюллетеней.

На практике это что означает?

Александр Рубцов: Это мероприятия, которые нужны для улучшения качества и надежности эксплуатации самолетов. В нашей компании впервые в России запустили пульное соглашение. Мы создали пулы запасных частей и с некоторыми авиакомпаниями, в том числе компанией "Ямал", подписали сервисное соглашение, по которому они имеют доступ к общему пулу запчастей.

Совместно с минпромторгом, который реализовал программу поддержки авиакомпаний запасными частями, мы в этом году на 2 миллиарда рублей предоставим нашим клиентам в России запасных частей в виде так называемого "домашнего склада". Он в значительной степени, почти на 90 процентов, субсидируется правительством. И это одна из важных мер господдержки для российских авиакомпаний, которая ими очень и очень востребована.

Существующий у нас в компании Центр поддержки заказчика мы основательно модернизировали, переводим его на новую платформу и новую математику. С ноября он работает в новом офисе.

Можно цифры привести, сколько самолетов SSJ100 построено на этот момент и сколько сейчас в производстве?

Александр Рубцов: На этот день в эксплуатации 138 самолетов, из них 11 самолетов - это бизнес- и ведомственная авиация. Сейчас уже построено 156 самолетов, это включая опытные и те, что готовятся к поставке заказчикам.

А в этом году сколько прибавится?

Александр Рубцов: К концу года планируем передать заказчикам 26 самолетов - с учетом того, что часть двигателей с конвейера серийных машин были вынуждены отдать на поддержку эксплуатации.

На следующий год такие же цифры?

Александр Рубцов: Пока в планах около 30 машин. Но это зависит от ситуации на рынке двигателей. Приоритет сейчас не в том, чтобы гнать вал любой ценой, а поддерживать эксплуатацию. Ведь понятно: простаивающие самолеты никому не добавляют радости. Как во всяком новом деле, стараемся поскорее вылечить "детские болезни", которые еще остаются, - у нас еще молодой самолет, молодой двигатель - и поднять уровень сервиса на качественно другой уровень. По двум критериям подвижки уже видны: исправность по парку SSJ100 и, как следствие, регулярность вылета за минувший год немного подросли.

А средний налет?

Александр Рубцов: По-разному. В авиакомпании "Азимут", например, 210-220 часов в месяц. У других - 150-180. Все варьируется. Но лидер по налету сегодня "Азимут".

"Аэрофлот" подписал контракт на 50 самолетов МС-21 со сроком поставки первого лайнера уже в 2020 году. Это реально?

Александр Рубцов: Сейчас МС-21 проходит разные стадии испытаний. Все более-менее нормально, отставание от графика незначительное - буквально несколько недель. Но ключевые испытания все впереди. Сейчас идут тесты на сваливание. Впереди оценка технических характеристик машины, ВПК - взлетно-посадочных характеристик, испытания в различных климатических условиях - зимой, летом, испытания на влажной полосе, на ледяной полосе, обледенения естественные... Много еще всего - несколько сот полетов надо сделать.

138 самолетов марки SSJ100 уже находятся в эксплуатации, из них 11 - это бизнес- и ведомственная авиация. А построено к этому дню 156 самолетов, включая опытные и те, что готовятся к поставке заказчикам

Когда планируется его сертификация?

Александр Рубцов: По графику - 2020-й. И на сегодняшний день нет опасений, что мы сильно выйдем за 20-й год.

А публичная презентация будет уже в следующем году?

Александр Рубцов: Машина с интерьером будет сделана зимой, интерьер уже приехал, монтируется. Думаю, что к весне появится машина с интерьером, после чего мы ее презентуем.

В новой версии "Суперджета" будут российские электроника, гидравлика, авионика, весь интерьер. Колеса, тормоза, шасси и сам планер тоже будут наши

Что касается совместного с Китаем широкофюзеляжного CR-929. Сроки его создания остаются теми же - 2025-2027 годы?

Александр Рубцов: Пока да. Каких-то опасений, что едем сильно вправо, нет.

Прямой вопрос - прямой ответ

С момента этой публикации в "РГ" прошло пять лет. В мире узнали про "Суперджет". А "Суперджет" сумел и мир посмотреть, и себя показать.

"Российская газета" следит за судьбой проекта "Суперджет", что называется, с пеленок. Мы радуемся успехам и, понятно, не можем пройти мимо фактов другого рода. Расскажите, что за сложности возникли у мексиканской авиакомпания Interjet, которая является крупнейшим эксплуатантом SSJ100 за рубежом…

Александр Рубцов: В Мексике за последние годы ситуация на рынке очень существенно поменялась. Цена на топливо выросла на 40 процентов. Одновременно обвалился песо, тоже примерно на 50 процентов. Появилось значительное количество так называемых лоукостеров - компаний с низкими тарифами, которые очень сильно развились и фактически доминируют на рынке. У Interjet своя бизнес-модель, где в основе концепция высокого комфорта. У них шаг кресел 34 дюйма, соответственно, пассажирских мест на борту меньше - 93. Эта концепция работала хорошо в те годы, когда топливо было менее дорогое и конкурентов было меньше.

Сейчас ситуация поменялась. Мы уже предложили модернизировать те самолеты, которые можно модернизировать - это примерно 15 машин. Готовы оснастить их законцовками крыла и увеличить емкость пассажирского салона - довести ее до 100-103 кресел. Те самолеты, у которых по конструктивным причинам невозможно сделать такой апгрейд, предложили переразместить на других рынках, где у них появятся возможности для более эффективной коммерческой эксплуатации.

Иными словами, идет перегруппировка самолетов. Часть из них после модернизации - это примерно половина - будет работать на тех рынках, на которых они сейчас работают, но при этом у них будет более высокая коммерческая эффективность за счет модернизации.

Визитная карточка

Рубцов Александр Иванович стал президентом компании "Гражданские самолеты Сухого" в 2017 году. Ранее занимал должность генерального директора лизинговой компании Ильюшин Финанс Ко. - с момента ее создания в 1999 году. Компания в сложных экономических условиях успешно реализовывала проекты в области гражданского авиастроения, предоставляя комплекс услуг по финансовому и юридическому сопровождению сделок, продажам и маркетингу. В частности, под руководством Александра Рубцова в рамках лизинговых соглашений с российскими и зарубежными заказчиками осуществлялись поставки и техническое обслуживание самолетов Ту-204, Ил-96, Ан-148, Ан-158.


Возврат к списку